Что ожидает банковский сектор в эпоху технологических гигантов

Глобальная банковская индустрия наконец восстановилась после финансового кризиса: пополнились запасы капитала, сократились затраты

Фото: © Depositphotos.com/eric1513

Однако прибыль по-прежнему остается низкой. Вот уже седьмой год подряд рентабельность капитала отрасли держится в узком диапазоне 8–10%. В 2016 она снизилась на целый процент по сравнению с 2015 и была равна 8,6%. Кроме того, акции торгуются на низких уровнях мультипликатора, что говорит об отсутствии уверенности в будущей прибыли у инвесторов.

Новые условия

Аналитики McKinsey попытались выяснить, почему же банкам так трудно добиться эффективности. Согласно их исследованию, одна из причин – замедление роста выручки. Несмотря на то что тенденция роста в целом сохраняется, в период между 2015 и 2016 коэффициент роста (3%) был вдвое меньше, чем в предыдущие пять лет.

Более того, изменились факторы, влияющие на успешность банков. В 2010 году в 74% случаев один оценивался выше другого из-за географического расположения – в топе были банки с операциями на «горячих рынках». В 2017 оценка зависела от географии только в 39% случаев. Более 60% сегодня обусловлено бизнес-моделью и ее исполнением, стратегией, скоординированными инициативами и другими элементами банковского управления.

Цифровизация также меняет рынок с большей скоростью, чем предполагалось. С учетом восстановления процентных ставок и других показателей к 2025 году рентабельность собственного капитала в банковской сфере может достичь 9,3%. Но если розничные и корпоративные клиенты перейдут на банковские услуги, предлагаемые цифровыми компаниями, с той же скоростью, с какой люди обычно приспосабливаются к новым технологиям, рентабельность может упасть примерно до 5,2%.

Поэтому банки больше не могут игнорировать потенциал цифровых технологий для улучшения своих операций. Для начала те игроки, которые еще не полностью оцифрованы, должны исследовать новые инструменты, уже имеющиеся в их распоряжении, и использовать навыки цифрового маркетинга и аналитики. Если большая часть отрасли предпримет этот шаг, а не будет сосредотачиваться только на конкуренции, банки добавят около $350 млрд к своей коллективной прибыли. В таком случае рентабельность капитала среднестатистического банка поднимется примерно на 2,5%, но и этого будет недостаточно, чтобы полностью компенсировать прогнозируемое падение в 4,1%. Полномасштабная цифровая трансформация, тем не менее, не только положительно повлияет на экономику, но и даст банкам шанс на участие в следующем этапе цифрового банковского обслуживания.

Угроза извне

На эффективность показателей банков влияют и новые цифровые конкуренты, угрожая отношениям с клиентами и работе розничных сегментов. В Китае, к примеру, за последние два года снижение маржи в рознице сократило рентабельность капитала на 6,7%. В Северной Америке – на 4,1%.

Поскольку возможности розничного бизнеса (кроме инвестиционного) на сегодняшний день изучены, финтехкомпании переходят в коммерческий и корпоративный банкинг. Один из наиболее быстрорастущих сегментов – платежные решения для крупных организаций. На этом рынке уже выявлены основные игроки, о чем свидетельствует волна стратегических альянсов и приобретений между розничными банками и финтехорганизациями.

На очереди корпоративный банкинг, где состоялись сделки о партнерстве между Standard Chartered и GlobalTrade, Royal Bank of Scotland и Taulia, Barclays и Wave. Финтехкомпании также добиваются больших успехов на рынках капитала и в инвестиционном банкинге, особенно в консалтинге, хотя здесь основное внимание уделяется поддержке традиционных бизнес-процессов, а не их полной замене.

Еще больший вызов представляют собой платформенные компании, такие как Alibaba, Amazon и Tencent. Они строят целостные «экосистемы» из цепочек создания стоимости разных индустрий с единым, ориентированным на клиента предложением, которое выходит за рамки того, что пользователи могли получить ранее. Тем самым они снижают затраты клиентов, повышают удобство, предоставляют им новый опыт и пробуждают аппетит к другим услугам. Платформы не только обладают ценными данными, которыми умело пользуются, но и, что куда важнее для банков, занимают центральное место в цикле взаимодействия с потребителями (куда входит принятие крупных финансовых решений).

Rakuten Ichiba, крупнейший онлайн-магазин в Японии, начисляет очки лояльности и электронные деньги, которые можно использовать в сотнях тысяч виртуальных и реальных магазинов, выдает кредитные карты десяткам миллионов пользователей, предлагает финансовые продукты и услуги – от ипотечных кредитов до брокерских операций с ценными бумагами. Компания управляет одним из крупнейших онлайн-порталов путешествий в стране, а также мессенджером Viber, которым пользуются около 800 млн человек по всему миру. Amazon продолжает вводить в замешательство соперников, двигаясь на рынки логистики, медиа, бытовой электроники и даже традиционного ретейла. Такие компании размывают традиционные отраслевые границы. Обладая уникальным опытом работы с клиентами, они могут продавать потребителям более широкий спектр продуктов.

В McKinsey подсчитали, что у банков «производство» – основные направления финансирования и кредитования – отвечает за 53% доходов отрасли, но только за 35% прибыли, при этом рентабельность капитала составляет 4,4%. «Распределение» – продажи банковских продуктов – составляет 47% доходов и 65% прибыли, при рентабельности 20%. Именно на эту часть и претендуют новые компании.

Куда стремиться

Пусть и не сейчас, но большая часть глобальной экономики в конечном итоге будет переделана экосистемами. Из этого следует вопрос: как в таком случае действовать банкам? Вряд ли им удастся подавить технологических гигантов, но они по-прежнему сохраняют некоторые преимущества. Так, исследования показывают, что клиенты больше доверяют банкам в хранении и размещении денег. Поэтому те пока что имеют эксклюзивный доступ к огромному объему клиентских данных, за счет чего можно расширить спектр, догоняя цифровых конкурентов.

Для этого следует воспользоваться набором доступных уже сегодня цифровых инструментов. В этом пока не преуспел никто. Но если интегрированная экономика будет развиваться так, как ожидают эксперты, только успешная экосистемная стратегия может стать ключом к яркому цифровому будущему для банковского рынка.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


корреспондент Forbes Kazakhstan

 

Статистика

3773
просмотра
 
 
Загрузка...