10 песен о старом. Сокращенный вариант

Понятие «век скоростей» в Акорде стали понимать буквально. Вчерашнее короткое выступление главы государства, в течение которого он озвучил 10 стратегических задач развития страны, явно отличается от былой практики долгой читки всего послания народу Казахстана в телеэфире

Досым Сатпаев
Фото: Андрей Лунин
Досым Сатпаев

Понятно, что и возраст уже дает о себе знать. Хотя сама форма таких выступлений и посланий в целом давно уже потеряла всякий смысл. То, что было озвучено вчера главой государства, совпадает как с посланиями последних лет, так и с уже одобренной Стратегией-2050, а также с прошлогодней подстратегией развития до 2025, где также упоминается о необходимости создания новой экономики на основе технологической модернизации или цифровизации, о борьбе с коррупцией, о достижении высокого качества жизни и т.п.

При этом совсем непонятно, кто конечный адресат этих посланий. Сомнительно, что вчерашнее выступление как-то воодушевит народ Казахстана броситься читать расширенную версию озвученных задач в рамках послания. Для многих простых граждан сами по себе все эти послания не несут никакой смысловой нагрузки, так как расхождение между сказанным и сделанным давно уже является хронической болезнью.

Возникает ощущение, что разработкой очередных государственных задач под видом «модернизации» экономики, а теперь уже и «модернизации» сознания занимаются те, кто меньше всего интересуется, чем живет общество, какие в нем существуют точки зрения по поводу всех этих инициатив. Они представляют казахстанское общество таким, как его показывают официальные СМИ: довольным и благодарным за счастливое настоящее, живущим в ожидании еще более счастливого будущего. В результате главная задача – это вовремя отчитаться, мол, все разработали, обсудили, народ поддерживает. А какой народ - не уточняется. Через какое-то время все это с успехом забывается, и из уст главы государства или других высокопоставленных чиновников звучит очередная «интересная» идея.

При этом маловероятно, что среди тех самых 30 развитых стран мира, в число которых, как снова было озвучено, Казахстан стремится войти, инновационное развитие осуществляется только на бумаге. Например, популярная у нашей власти в последнее время тема четвертой индустриальной революции, которая также была упомянута вчера, звучит красиво, но выглядит сюрреалистично на фоне тех же прошлогодних бензиновых кризисов в нефтяной стране или выпадения Казахстана из списка 50 конкурентоспособных стран.

Никакая новая модель экономического роста в нашей стране невозможна в условиях хронической депрофессионализации бюрократического аппарата, где давно уже действует классический принцип Вильфредо Парето 20/80, когда лишь 20% чиновников дают 80% результата, а остальные 80% могут похвастаться лишь 20% результата. Конечно, вечером 9 января также говорилось о необходимости создания эффективного государственного управления. Но, как показывает практика, если и есть в стране главный антимодернизационный фактор, так это часто сами чиновники, у большинства из которых все еще «сырьевое сознание».

Мир меняется гораздо быстрее, чем к этому приспосабливается наш консервативный и неэффективный бюрократический аппарат. Помнится, в начале 2016 года председатель российского Сбербанка Герман Греф на Гайдаровском форуме сделал по этому поводу очень важное замечание. По его мнению, чтобы не опоздать на поезд новой технологической революции, необходимо менять существующие государственные системы и их устаревшие политические и экономические институты.

Нельзя не согласиться с его утверждением о том, что бюрократическая машина не нацелена на результат, так как она генерирует процесс, генерирует большое количество все новых документов. При этом руководство страны постоянно недовольно неэффективной работой госаппарата и требует проведения очередной административной реформы. Но бюрократическая машина воспроизводит все больше пены, в результате к старым нерешенным проблемам присоединяются новые. Центр снова выражает неудовольствие, и бюрократическая машина в страхе генерирует новую бумажную пену, пытаясь больше угодить руководству, чем гражданам. В нашем случае это порождает большое количество разных программ, концепций, стратегий, подстратегий и т.п.

Кстати, во вчерашнем выступлении президента также говорилось о новом качестве человеческого капитала, который должен лежать в основе инновационного рывка Казахстана. Но как повысить это качество в условиях давнего кризиса казахстанской образовательной системы, где существует конкуренция дипломов, а не конкуренция знаний, конкуренция понтов, а не конкуренция профессионализма, конкуренция связей, а не конкуренция способностей? Мы не сможем поднять уровень этого самого человеческого капитала, если, как утверждает известный американский физик японского происхождения Митио Каку, «действующая система образования готовит специалистов прошлого. Мы учим их для того, чтобы они шли на работу, которой уже не существует, обеспечиваем теми интеллектуальными инструментами, которые давно неэффективны».

Не менее тревожным явлением является то, что многие амбициозные, креативные и способные молодые люди, не видя перспектив в Казахстане, «голосуют ногами» и уезжают из страны в разных направлениях, пытаясь найти применение своей «конкурентоспособности» в других политических и экономических системах. А в это время власть на всех уровнях разглагольствует о необходимости формирования в стране «конкурентоспособных личностей». Но слово «конкурентоспособность» по смыслу состоит из двух частей: «способность к конкуренции». И важным является не только то, сколько «конкурентоспособных» характеристик имеет тот или иной индивид.

Важнее то, как он может реализовать свои способности на практике, в реальной жизни. А это возможно только в условиях реальной конкуренции во всех сферах: в политике, в экономике, в искусстве, в науке или в сфере инноваций. Только это приведет к избавлению от «сырьевого сознания» и развитию инновационной экономики, где конечным продуктом является не просто создание новых технологий, а производство идей, проектов и знаний во всех сферах, имеющих прикладное и теоретическое значение. Только тогда появится та самая «экономика знаний», о которой в последнее время так любят говорить наверху. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


политолог

 

Статистика

12799
просмотров
 
 
Загрузка...